Услуги   Компания   Карьера    Контакты 
Онлайн-заявка
Закрыть
(опишите интересующие Вас услуги)
Группа компаний   Онлайн-заявка   
Ru En
+7 495 411-94-36 Москва
+7 812 326-80-08 Санкт-Петербург
+7 843 200-94-66 Казань
+7 8793 404-466 Пятигорск
8 800 234-94-36 Только для регионов РФ (бесплатно)
 
 

Новости компании

Интервью руководителя нефтегазового управления ГК «ТехноПрогресс» журналу «RUSENERGY: Разведка и добыча»

13 марта 2013 года

Заместитель генерального директора экспертной организации «ТехноПрогресс», руководитель нефтегазового управления Александр Анатольевич Шестаков побеседовал с корреспондентом журнала «RUSENERGY: Разведка и добыча» о регулировании в отрасли промышленной безопасности и перспективах ее развития.

Ростехнадзор делится полномочиями

К чему ведет реформирование в области промышленной безопасности

15 февраля Госдума одобрила законопроект, который разделяет опасные производственные объекты на четыре класса опасности и устанавливает разную периодичность плановых проверок на них, причем для четвертого класса проверки и вовсе снимаются. И это не единственное нововведение в области регулирования промышленной безопасности, которое готовит правительство. О реформировании отрасли и ее перспективах в беседе с RusEnergy размышляет заместитель генерального директора экспертной организации ЗАО НИЦ «ТехноПрогресс», руководитель нефтегазового управления Александр Анатольевич Шестаков.

Шестаков Александр Анатольевич

Окончил Московский институт нефтехимической и газовой промышленности им. Губкина в 1976 г. С 1976 года работал в производственном объединении «Мангышлакнефть», проектном институте «Гипротрубопровод», министерстве нефтяной промышленности, с — 1990 г. в Управлении по надзору в нефтяной и газовой промышленности Госпроматомнадзора. В период с 1992-1997 гг.работал в производственном отделе ЛУКОЙЛа.С 1997-2003 гг. — заместитель начальника управления Госгортехнадзора (ныне Ростехнадзор) по надзору в нефтяной и газовой промышленности. С 2004 г. — заместитель генерального директора, руководитель нефтегазового управления, эксперт, преподаватель ЗАО «НИЦ «ТехноПрогресс».

Идем в ВТО

RusEnergy: Правительство инициировало реформу в области промышленной безопасности. Каковы на Ваш взгляд, причина и основная цель этих изменений?

Александр Шестаков: Мы считаем, что основная причина, по которой началась реформа, — это вступление России во Всемирную торговую организацию. Надо было избавиться от избыточных норм и процедур, а их в системе Ростехнадзора, по мнению представителей нефтегазового сообщества, оказалось очень много.

Например, чтобы работать на опасном объекте, необходимо иметь не только лицензию на его эксплуатацию, но и множество других документов, которые предусмотрены как законом «О промышленной безопасности...», так и стандартами, федеральными нормами и правилами. Причем в каких-то вопросах они могут дублироваться и трактоваться по-разному.

Еще один пример — проверки Ростехнадзора. В стране функционирует огромное количество опасных производственных объектов, на которые распространяется действие упомянутого закона. Но аварии на гидростанциях, нефтехимических, нефтеперерабатывающих и нефтегазодобывающих производствах несопоставимы по масштабу с авариями на маленьких котельных, и тем не менее сегодня подход ко всем этим объектам, в соответствии с нормами и федеральными правилами, стандартный. Это приводит к избыточному регулированию там, где этого не требуется. Назрела необходимость усовершенствования самой системы Ростехнадзора в части выполнения контролирующих функций.

Законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», который разделяет опасные производственные объекты на классы и дифференцирует подход к разным объектам, как раз и решает эту задачу.

Сказать, к какому классу опасности будут отнесены нефтегазовые объекты, пока сложно. Я думаю, что добывающая нефтяная скважина может относиться ко II или III классу опасности. Другие промысловые объекты — площадочные — к I или II классу, потому что на них сконцентрирован большой объем опасного вещества (нефть и газ), и масштабы повреждений и ущерба в случае аварии могут быть очень значительными.

RE: Согласно законопроекту, на объектах I класса опасности будет реализован режим непрерывного надзора, при этом не чаще одного раза в год на них, как и на объектах II класса, будут проходить плановые проверки. Проверки организаций, эксплуатирующих объекты III класса опасности, будут проходить раз в три года, а проверки опасных производственных объектов IV класса опасности производиться вообще не предполагаются. Получается, ничего не изменилось и нефтяникам раз в 1-3 года по-прежнему стоит ждать проверки?

А.Ш.: Да, и возможно, это не плохо.

Раньше у Ростехнадзора были еще более широкие полномочия по осуществлению надзора за опасными производственными объектами. Но потом, в 1999 году, вышло постановление правительства №263 «Об организации и осуществлении производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности на опасном производственном объекте», по которому часть контрольных функций (за исключением государственных) возложили на сами предприятия. С тех пор предприятие само проверяет по определенной системе свое производство и отчитываться обо всем в Ростехнадзоре.

RE: Судя по заявлениям руководителя Ростехнадзора Николая Кутьина, правительство также намерено ослабить контроль и в области «диктата» СНиПОв, ГОСТов и прочих норм, чтобы компании могли легче внедрять инновации. Вы знаете примеры, когда устаревшие нормы тормозили внедрение новых технологий?

А.Ш.: Я могу привести в качестве примера проект «Сахалин-2», в рамках которого была построена первая в современной России офшорная добывающая платформа «Моликпак». А немного позже был построен первый завод по производству СПГ, первый резервуар для нефти объемом 100 тысяч куб. метров. Для таких объектов в России никаких норм не было.

Пришлось разрабатывать специальные технические условия (СТУ) и по ним проектировать и строить. Можно отметить, что для уникальных объектов такая процедура была предусмотрена постановлением правительства №87 «О составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию», что, однако, сдерживало реализацию проектов.

Одновременно на этом опыте разрабатывались все специфические стандарты, которые могут использоваться для проектирования и строительства подобных объектов. Следует отметить, что нормы, о которых мы говорим, максимально гармонизированы, учитывают специфику эксплуатации передовых зарубежных технологий и оборудования и российскую специфику.

За все ответят эксперты

RE: В Госдуму уже внесен законопроект, по которому функция по утверждению и заключению экспертизы промышленной безопасности снимается с Ростехнадзора, и вся полнота ответственности за качество экспертиз, вплоть до уголовной, возлагается на экспертов. Как вы оцениваете эту инициативу? Справятся ли экспертные организации?

А.Ш.: Экспертных организаций очень много, и некоторые из них не совсем качественно проводят экспертизу промышленной безопасности, что может привести к серьезным последствиям.

Если Ростехнадзор перестанет проверять и утверждать экспертные заключения, то, по идее, самые непрофессиональные экспертные организации должны призадуматься, а не покинуть ли бизнес. Потому что если произойдет авария, это же уголовная ответственность, которая теперь ляжет на них. И останутся на рынке только самые крупные, профессиональные и ответственные, «костяк» — вот к этому все должно свестись.

Хотя я не уверен, что в российских условиях все именно так и произойдет, не стал бы рассчитывать на сознательность всех участников рынка... Я согласен, что с непрофессиональными организациями давно что-то надо было делать, но достаточно ли будет уголовной ответственности?

RE: Что же еще нужно сделать, чтобы среди экспертных организаций остались только профессиональные и ответственные?

А.Ш.: Возможно, не стоило упрощать процесс лицензирования экспертных организаций. Раньше лицензия выдавалась на 5 лет, а с 2011 года стала бессрочной, пакет документов для получения лицензии стало проще сформировать.

С другой стороны, лицензирование — не панацея, есть и другой вариант правового поля для деятельности экспертных организаций. Это работа в составе СРО, что пока только «предполагается» законодательством о саморегулируемых организациях федеральным законом о лицензировании отдельных видов деятельности от 4 мая 2011 г. №99-ФЗ.

Дело в том, что вступая в СРО и становясь членом некоммерческого партнерства, экспертная организация берет на себя ответственность за качество выпускаемой продукции — заключений экспертизы. В СРО формируется специальный фонд для выплаты компенсаций за аварии, которые могут произойти из-за некачественной экспертизы. То есть если по вине экспертной организации произойдет авария, выплачивать компенсацию будет некоммерческое партнерство, а значит, все участники СРО.

Вот такой механизм может быть действенным: никто не захочет постоянно платить за ошибки другого эксперта. «ТехноПрогресс» инициировал создание такой саморегулируемой организации — НП «СРО «МЕЖПРОМЭКСПЕРТИЗА», — в которую уже вошли 35

экспертных компаний по всей России. Их мы отбирали очень тщательно, все они выполнили требования закона о саморегулировании, соответствующие правила приема в члены саморегулируемой организации. То есть мы уже готовы работать в этом поле и нести ответственность за свою работу. Дело остается за нормативной базой: окончательные изменения в федеральный закон о лицензировании пока не внесены.

Специалисты в дефиците

RE: Достаточно ли квалифицированных экспертов по промышленной безопасности именно в нефтегазовой отрасли?

А.Ш.: То, что специалистов с техническим образованием на этом рынке сейчас не хватает, я могу сказать уверенно. Когда мы ищем молодых специалистов, то хорошо заметно, что в недавнем прошлом был провал в образовании, когда люди просто не шли в технические вузы.

Кроме профильного образования нужен соответствующий опыт в промышленности и определенный опыт в экспертной организации в качестве специалиста.

В учебном центре, входящем в Группу компаний «ТехноПрогресс», мы ведем подготовку, принимаем экзамены и проводим аттестацию экспертов и кандидатов в эксперты по правилам Единой системы оценки соответствия. По отношению к экспертам требования довольно жесткие, и кандидаты, неудовлетворяющие им, экспертами не становятся.


Все новости компании

Для получения дополнительной информации оставьте онлайн-заявку или свяжитесь с нашими консультантами по телефону или факсу:
в Москве +7 (495) 411-94-36
в Санкт-Петербурге +7 (812) 326-80-08
в Казани 8 (843) 200-94-66
в Пятигорске 8 (8793) 404-466
в регионах РФ 8 800 234-94-36 (звонок бесплатный)
Успешно выполненные работы

Unilever

 

ОАО «РЭТЗ Энергия»

 

ООО «Кимберли-Кларк»

 

ОАО «Газпром нефть»